Главная » ПОЛИТИКА » Южный передел: лишится ли сирийская оппозиция поддержки США

Южный передел: лишится ли сирийская оппозиция поддержки США

Фото: Ammar Safarjalani / Zuma / ТАСС

Колыбель сирийской революции

Правительственные войска Сирии при поддержке ВКС России отразили атаку боевиков группировки «Хайят Тахрир аш-Шам» (предыдущее название — «Джабхат ан-Нусра», обе запрещены в России) в зоне деэскалации на юго-западе Сирии, говорится в поступившем в РБК сообщении российского Центра примирения враждующих сторон. Были убиты до 70 террористов, уничтожены три бронемашины и 14 автмобилей с пулеметами. Правительственная армия вышла из боя без потерь.

Активные бои в провинции Дераа начались за несколько дней до официального объявления Верховным командованием вооруженных сил Сирии о начале наступления 23 июня. Уже на следующий день после объявления Дамаском наступления российский Центр по примирению враждующих сторон заявил, что под контроль сирийской армии добровольно перешли 12 населенных пунктов, удерживаемых оппозицией. К правительственным войскам, по данным центра, также примкнули формирования «Сирийской свободной армии», которые контролируют 11 населенных пунктов.

Россия впервые оказала правительственным силам поддержку с воздуха на юге Сирии, отмечает немецкое издание Deutsche Welle. По данным базирующейся в Лондоне Сирийской обсерватории по правам человека (SOHR), российские самолеты совершили по меньшей мере 25 боевых вылетов к северо-востоку от города Дераа).

Соглашение о зоне деэскалации на юго-западе Сирии было достигнуто летом 2017 года. О ее создании было объявлено по результатам состоявшихся на саммите G20 в Гамбурге в июле двусторонних переговоров между президентами России и США Владимиром Путиным и Дональдом Трампом. В соглашении также участвует Иордания. Помимо Дераа южная зона деэскалации также включает в себя провинции Эль-Кунейтра и ас-Сувейда. Зона граничит с Иорданией и Ливаном, а также с подконтрольными Израилю Голанскими высотами.

Именно в городе Дeрaа в марте 2011 года после расстрела полицейскими мирной демонстрации против пыток началась гражданская война в Сирии.

Из четырех зон деэскалации в Сирии, созданных в 2017 году при посредничестве России, Турции и Ирана, сегодня действуют только две: одна — на юго-западе Сирии, другая — в провинции Идлиб и частях соседних провинций Алеппо, Латакия и Хама. Остальные две зоны (в Восточной Гуте и к северу от Хомса) перешли в этом году под контроль сирийской армии. В зонах деэскалации огонь можно вести только по представителям террористических группировок, признанных таковыми Советом безопасности ООН.

Рассчитывать на себя

В последние недели администрация США неоднократно предупреждала официальный Дамаск и его союзников об опасности нарушения режима прекращения огня на юге Сирии — это будет иметь «серьезные последствия» и спровоцирует «жесткие и соответствующие меры», грозили из Вашингтона.

В воскресенье арабские СМИ со ссылкой на сирийскую оппозицию опубликовали послание, якобы направленное Вашингтоном лидерам группировок Сирийской свободной армии (ССА) на юге страны, в котором США призывают фракции вооруженной оппозиции «принять правильное решение», как реагировать на наступление сирийской армии. В опубликованном СМИ сообщении подчеркивается, что решение оппозиции не должно основываться «на предположении или ожидании военного вмешательства со стороны США».

Член военного совета ССА Айман аль-Асеми в разговоре с РБК подтвердил, что оппозиция получила такое послание из Вашингтона. По его словам, в оппозиции считают, что активизация боевых действия в Дераа стала результатам договоренностей между Россией, США и Израилем. «Вашингтон дал Москве зеленый свет для начала действий в зоне деэскалаций при условии, что наступление не коснется западной части этого района, а именно территорий, прилегающих в Голанским высотам на границе с Израилем», — говорит он. Аль-Асими уверен, что в операции задействованы не регулярные войска сирийской армии, а проиранские и афганские шиитские группировки.

Представитель ССА в провинции Дераа Фаузи Абу аль-Абд в разговоре с РБК также подтвердил, что оппозиция на юге получила сообщения от американских властей, однако, по его словам, в нем не говорилось о том, что США отказываются поддерживать оппозиционные фракции. По его словам, в своем послании Вашингтон заверил оппозицию, что будет призывать Москву и Дамаск не развивать военные действия, а также проявить сдержанность для сохранения зоны деэскалации.

Он, однако, сомневается, что Израиль, Иордания и США откажутся от поддержки оппозиции, «особенно учитывая растущие опасения трех стран из-за усиления иранского присутствия на юге Сирии». «Битва за Дараа​ — это последняя битва в Сирии, которая станет основой выработки политического урегулирования международным игроками в Сирии», — заявил он.

Израильский фактор

Так как провинция Дераа граничит с подконтрольными Израилю Голанскими высотами, Израиль беспокоит присутствие проиранских сил в такой близости от своих границ.

17 июня во время телефонного разговора с Путиным премьер-министр Израиля Биньямина Нетаньяху заявил, что продолжит противодействовать военному присутствию Ирана в Сирии. По словам Нетаньяху, исключение военного присутствия Ирана близ израильских границ — одно из главных требований Тель-Авива в отношении Сирии.

28 мая этого года министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что в Сирии на границе с Израилем и Иорданией должны остаться только правительственные войска, как это предусмотрено договоренностями о создании южной зоны деэскалации. 31 мая для обсуждения ситуации на юге Сирии Москву посетил министр обороны Израиля Авигдор Либерман, где встретился с Сергеем Шойгу.

ВКС России не только обеспечивает прикрытие для продвижения сирийских сил на земле, но является лучшим сдерживающим фактором для Израиля, который не станет наносить удары по правительственным войскам во избежание нежелательных инцидентов с российскими военными, отмечает DW. Вместе с тем, признает издание, Москва играет ключевую роль в уменьшении эскалации в этом районе.

Есть ряд признаков, один из них — участившиеся контакты Москвы и Тель-Авива — которые свидетельствуют, что и Россия не заинтересована в присутствии проиранских сил на юге Сирии, считает Бенни Брискин, политолог, бывший советник премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху.

Израиль вмешивается в сирийский конфликт только тогда, когда видит риски продвижения проиранских сил, объясняет он. «Израиль занимает конкретную позицию, для него проблема — это присутствие Ирана. И поэтому на передвижение проиранских сил Израиль смотрит независимо от наступления сирийских сил. И старается относиться к подобным маневрам беспристрастно», — говорит он. Тем не менее, по словам эксперта, в вопросе сдерживания Ирана «Израиль не полагается ни на Сирию, ни на Россию».

Авторы:
Анжелика Басисини, Александр Атасунцев.

Источник

Оставить комментарий