Главная » КУЛЬТУРА » Сергей Безруков: «Душу нужно рвать!»

Сергей Безруков: «Душу нужно рвать!»

Почему актер и режиссер верит в способность любви победить всё.

На стартовавшем в Орехове-Зуеве Летнем фестивале губернских театров «Фабрика Станиславского» были представлены спектакли из Москвы, Петербурга, Челябинска, Екатеринбурга и Нижнего Новгорода. «АиФ» побеседовал с Сергеем Безруковым, худруком Московского Губернского театра и фестиваля «Фабрика Станиславского», о том, что можно найти в российской глубинке.

Кузница талантов

Ольга Шаблинская, «АиФ»: Фестиваль, в названии которого значится фамилия великого Станиславского, открылся в подмосковном Орехове-Зуеве. На мой взгляд, сочетание более чем странное. 

Сергей Безруков: Вовсе нет! Фестиваль наш в Орехове-Зуеве открылся не где-нибудь, а на знаменитых складах фабрики Морозова. И это символично! Дело в том, что история возникновения МХТ напрямую связана со знаменитым представителем этого рода — меценатом Саввой Морозовым. Да, Станислав­ский — фундамент нашего театрального искусства, но без Саввы Тимофеевича Московского художественного театра, знаменитых спектаклей Станиславского не было бы, поверьте мне! Поддержку меценат оказывал колоссальную. Морозов был влюблён — и в театр, и не только в искусство. (Улыбается.) (Савва Морозов любил актрису Марию Андрееву, стоявшую у истоков МХТ. — Ред.) На самом деле любовь всегда побеждает! 

Выстрел в Каннах. Что погубило фабриканта Савву Морозова?

Мы не смогли представить все российские губернии — их слишком много, не хватит средств, чтобы всё привезти. Но уже то, что мы вывезли на наш фестиваль действительно серьёзные коллективы, о многом говорит. Безусловно, мы стремимся к тому, чтобы искусство было самоокупаемым. Но чаще всего помощь необходима. И, когда таким меценатом и спонсором является государство, считайте, что мы движемся в верном направлении. Потому что государство и культура — вещи неразделимые.

— В своё время мало кто из театральных мэтров не прошёлся по телепрограмме «Фабрика звёзд» — мол, искусство нельзя ковать. А вы, Сергей Витальевич, слово «фабрика» включаете в название фестиваля.

— Я всё-таки думаю, что любое становление в актёрской, режиссёрской профессиях — это фабрика. И не вижу в этом ничего зазорного. Потому что навыки, профессионализм надо именно ковать. Школа-студия МХАТ, которую я окончил, Щепкинское и Щукинское училища, РАТИ — это всё кузницы, продолжающие дело Станиславского, Вахтангова, Мейерхольда и др. 

Сергей Безруков: «Сознательную измену простить трудно… Очень трудно»

— Безруков с фестивалем — в Орехове-Зуеве. Башмет и Мацуев в Клину проводят фестиваль искусств. Интересная тенденция появилась — проводить фестивали в маленьких городках.

— Культура не замыкается лишь на двух столицах — Москве и Санкт-Петербурге. У нас в России огромное количество губерний, и в основном искусство идёт из глубинки. Великие артисты, даже если взять навскидку моих любимых — Евгений Евстигнеев, Олег Янковский, Олег Табаков, мой учитель и наставник, — все они из Саратова, Нижнего Новгорода… А сколько режиссёров и актёров нам подарил Новосибирск! На самом деле каждый регион может похвастаться уникальными мастерами. И это всё наша большая страна.

  • «Незнакомое оружие, или Крестоносец-2»

  • «Ключ от спальни»

  • «Есенин»

  • «Мастер и Маргарита»

  • «Пушкин: последняя дуэль»

  • «Пушкин: последняя дуэль»

  • «Адмиралъ»

  • «Высоцкий. Спасибо, что живой»

  • «Джентльмены, удачи!»

«Я самоед»

— Многие артисты говорят: «Сегодня, чтобы выжить, нужно побольше играть». Но только вопрос: а реально ли каждый раз выкладываться, душу рвать?

— Каждый раз можно и нужно, необходимо рвать душу. Практика на сцене очень важна. Количество обязательно перейдёт в качество — в этом есть своя сермяга. Чем больше затрачиваешь душевных сил, чем больше разных ролей играешь, тем лучше уходит то самое ненужное волнение из-за роли. 

— На «Кинотавре» будет представлен ваш с супругой, режиссёром Анной Матисон, фильм «Пушкин. Виски. Рок-н-ролл». Название-то какое яркое!

— Аня в девичестве Матисон, а так она Безрукова. Но для работы оставила псевдоним. 

А название… Да, яркое, но рабочее. В прокате фильм будет называться «Заповедник». Снят он по мотивам романа Сергея Довлатова «Заповедник», но действие перенесено в наши дни. Наследники творчества Довлатова сценарий прочли, и им понравилось решение, которое мы предложили: поменять профессию главного героя. У нас он не писатель, а рок-музыкант. П­одчеркну: я играю не Довлатова, как может подумать кто-то, а его литературного героя. Мой рок-музыкант Константин — гитарист высокого класса, но терзают его довлатовские проблемы: депрессия, неудовлетворённость, семейные неурядицы, душевные раны. И конечно же, любовь. 

— Вам тоже эти чувства знакомы — депрессии, неудовлетворённости?

— Я думаю, они знакомы каждому творческому человеку. Просто иногда ты пытаешься спрятаться за внешним благополучием. Стараешься не показать, что тебе плохо, улыбаешься, говоришь, что всё прекрасно и жизнь твоя бьёт ключом. А то, что переживаешь внутри, все эти мысли о том, что сделанное тобой никому не нужно, — это оставляешь для себя. Некая неуверенность в себе всегда во мне присутствует. И должна, мне кажется, присутствовать. Самоуверенность губит очень сильно. Нужно быть уверенно неуверенным или наоборот — неуверенно уверенным. (Улыбается.) Вот это, я думаю, идеальное сочетание. Когда огромное количество сомнений рождает ту самую роль, которую тебе предстоит сыграть. Именно сомнения, работа над собой, проба за пробой.

— То есть вы самоед?

— Безусловно!

— Дружинина и Мукасей говорят про то, что работать вместе супругам нелегко, потому что даже дома они говорят о работе. Как в вашем случае разделяются личное и рабочее?

— У нас всё органично сочетается. И потом я всё-таки работаю с разными режиссёрами, а не только у собственной жены. У меня сейчас очень много фильмов параллельных. Сейчас идут съёмки многосерийного «Годунова», где я играю Бориса Годунова. Есть проект Александра Цекало «Бендер», где исполняю роль Ибрагима Бендера. Впереди фильм с Игорем Угольниковым — очень интересная работа о подольских курсантах — и ещё много чего. Все они снимаются параллельно друг с другом, что невероятно сложно и тяжело, а особенно — находить время и для театра, в котором я служу, играть спектакли, а что-то ставить самому.

Источник

Оставить комментарий